У меня такое впечатление, что государство и люди, живущие в этом государстве, — они сами по себе,


Елена Висов.

Елена Висов (46 лет) уехала из Даугавпилса в 2004 году. «Я ехала на шесть месяцев в Англию, чтобы заработать денег. Я думала, что через шесть месяцев я сюда вернусь. К сожалению, через шесть месяцев я сюда не вернулась. В Англии мне очень понравилось, и я решила, что останусь там», — начинает свой рассказ Елена.

«Мне нечего было терять»

«Фирма, в которой я работала в Даугавпилсе, закрывалась. За год до этого я уже потеряла работу по аналогичной причине. Меня стала пугать эта печальная тенденция», — объясняет своё решение даугавпилчанка. Елена вспоминает, что уезжала она с чувством, что ей нечего здесь терять. «Конечно, здесь осталась моя семья. Но всё равно разрыв с родителями – это нормальное явление».

Работу в Великобритании она нашла через латвийскую фирму по трудоустройству. «В 2000-е годы была волна – все уезжали или в Ирландию, или в Англию», — рассказывает Елена. Фирма выполнила все обязательства – Елену устроили на фабрику. Через полгода руководство фабрики заключило с Еленой новый контракт, уже без посредничества фирмы. Даугавпилчанке понравилась жизнь в Англии. Она чувствовала себя там комфортно, хотела остаться, начала учить язык, но в 2006 году уехала в Германию…

«Мне нечего было терять»

«Фирма, в которой я работала в Даугавпилсе, закрывалась. За год до этого я уже потеряла работу по аналогичной причине. Меня стала пугать эта печальная тенденция», — объясняет своё решение даугавпилчанка. Елена вспоминает, что уезжала она с чувством, что ей нечего здесь терять. «Конечно, здесь осталась моя семья. Но всё равно разрыв с родителями – это нормальное явление».

Работу в Великобритании она нашла через латвийскую фирму по трудоустройству. «В 2000-е годы была волна – все уезжали или в Ирландию, или в Англию», — рассказывает Елена. Фирма выполнила все обязательства – Елену устроили на фабрику. Через полгода руководство фабрики заключило с Еленой новый контракт, уже без посредничества фирмы. Даугавпилчанке понравилась жизнь в Англии. Она чувствовала себя там комфортно, хотела остаться, начала учить язык, но в 2006 году уехала в Германию…

Переезд в Германию

Ещё один переезд не входил в планы Елены. Но она познакомилась с жителем Германии, завязались отношения, и она уехала из Англии. «В 2006 году в Германии было довольно сложно жителям других стран ЕС найти работу, потому что рынок не был открыт. Но так как я приехала из Англии, у меня уже была какая-то материальная база. Я могла себе позволить год не работать, учить язык и знакомиться с этой страной», — продолжает Елена. Исключив русские книги, фильмы, СМИ, даугавпилчанка за год выучила язык. Помогло общение с немцами, обучение на языковых курсах.

«Я ловила себя на мысли, что я вот так никогда не приехала бы в Германию, как я когда-то приехала в Англию. Может потому, что Англия была протоптанной дорожкой, или потому, что там было много людей из Латвии, которые были точно такими же. А в Германии у меня было чувство, что я одна. Если я слышала латышскую или русскую речь, я иногда даже думала: «А может подойти и поговорить с этими людьми – что они здесь делают и как они сюда попали?» — сравнивает свои ощущения от двух стран Елена.

О трудоустройстве

Через два года Елена устроилась на работу стюардессой, летала в Санкт-Петербург и Москву. Спустя год перешла в Air Berlin, где и работала до банкротства компании в 2017 году. Сейчас Елена воспитывает двоих детей.

«Когда я летаю на самолёте из Латвии в Германию, там разговаривают на латышском и русском языках. Понятно, что люди не едут в Германию в гости. На улице я это тоже вижу. Но мне сложно сказать, где эти массовые скопления людей? Где эти английские фабрики? Я не знаю, где люди работают, что они делают и как они устраиваются. Мне кажется, если ты хочешь законно и официально приехать, и работать, это сделать нелегко. Нужны знания немецкого языка, прописка», — рассказывает Елена.

Из наиболее доступных вакансий – уход за престарелыми. На эту работу можно устроиться всегда.

О трудоустройстве

Через два года Елена устроилась на работу стюардессой, летала в Санкт-Петербург и Москву. Спустя год перешла в Air Berlin, где и работала до банкротства компании в 2017 году. Сейчас Елена воспитывает двоих детей.

«Когда я летаю на самолёте из Латвии в Германию, там разговаривают на латышском и русском языках. Понятно, что люди не едут в Германию в гости. На улице я это тоже вижу. Но мне сложно сказать, где эти массовые скопления людей? Где эти английские фабрики? Я не знаю, где люди работают, что они делают и как они устраиваются. Мне кажется, если ты хочешь законно и официально приехать, и работать, это сделать нелегко. Нужны знания немецкого языка, прописка», — рассказывает Елена.

Из наиболее доступных вакансий – уход за престарелыми. На эту работу можно устроиться всегда.

Видеоинтервью с Еленой



Видео: Евгений Ратков, Настя Гавриленко.

О европейских ценах и неевропейских зарплатах

«У меня такое впечатление, что государство и люди, живущие в этом государстве, они сами по себе», — делится экс-даугавпилчанка своими впечатления от визита в Латвию. «Люди не чувствуют, что государство их защитит и поможет, если что-то случится. Надо везде пробиваться самому. А когда я была и в Англии, и в Германии, там у меня было ощущение, что я должна пробиваться сама, что я и делала, но я чувствовала заботу государства».

Елена сомневается, что вернётся в Латвию. Её дети родились в Германии, муж – немец.
По наблюдениям Елены, жизнь в Германии, с одной стороны, дешевле, чем в Латвии. Это касается еды, одежды и элементарных средств гигиены. Дороже — квартплата и транспорт.
Зайдя в Даугавпилсе в магазин и увидев бутылку воды стоимостью 1,45 евро, Елена воскликнула: «Здесь дешевле пить водку, чем воду! Покажите мне этот источник, откуда эта вода? Откуда такие цены? Это очень дорого».

Средняя оплата труда в Германии – неполных 10 евро в час. «Если ты получаешь 1200 — 1600 евро в месяц — это оптимальная зарплата, на которую можно нормально жить», — рассказывает Елена. «Если бы немец приехал в Латвию жить, мне кажется, он бы не выжил. Он бы не смог. Мой муж однажды попал в Даугавпилсе на блошиный рынок. И после этого он сказал: «Я был уверен, что я сейчас здесь смогу купить автомат Калашникова. Здесь жизнь замерла, здесь то, что ты никогда больше нигде не увидишь».

«Конечно, обидно, когда говорят: «Мы все — Европа». Мы все путешествуем по Европе на равных условиях и рабочий рынок у нас на одинаковых условиях. Но мне кажется, что каждый житель Латвии скажет: «У нас зарплаты абсолютно не европейские. Хотя европейские цены».

Что радует Елену в Даугавпилсе, так это большое количество детей и мам с колясками: «Сюда капитализм не дошёл — школы, кружки спортивные секции, музыкальная школа – всё это доступно. В Германии, если хочешь занять ребёнка, родители должны об этом позаботиться сами. И это требует средств. Разговорившись на детской площадке с одной из мам с ребёнком, я подумала: «Было бы здорово, чтобы он остался здесь, когда вырастет, и что-то изменил бы».