В Англии ты всегда будешь foreigner.


Антон Шпаков,

проживший в Великобритании пять лет.

Антон Шпаков (36 лет) вернулся в Даугавпилс в 2010 году после пяти лет жизни в Великобритании. «Я думаю, если бы я не уехал, возможно, я бы стал гопником или подсел на какие-нибудь наркотики. Всякое могло произойти. Остаться в Латвии и зарабатывать 100 латов в месяц, работая продавцом-консультантом (да простят меня представители данной профессии) – это был тупик. Меня вырвали из этой среды, и я стал карабкаться», — так Антон оценивает опыт заграничной жизни.

Мечта о жёлтом Мицубиси

В 20 лет Антон Шпаков уехал из Даугавпилса в Великобританию. На тот момент, получив среднее профессиональное образование в сфере IT, он работал продавцом-консультантом. «Тогда минимальная зарплата была 80 латов. Я получал 100 латов с учётом бонусов за продажи. В целом денег не хватало. Тем более, я был молод. Хотелось купить жёлтый Мицубиси», — улыбаясь, вспоминает Антон. Это было время, когда за границу уехало много его друзей и знакомых. Причем, на слуху была только одна страна – Великобритания. Агентства по трудоустройству тоже отправляли преимущественно в Англию. «Я насмотрелся на всё это, и тоже – в бой».

Мечта о жёлтом Мицубиси

В 20 лет Антон Шпаков уехал из Даугавпилса в Великобританию. На тот момент, получив среднее профессиональное образование в сфере IT, он работал продавцом-консультантом. «Тогда минимальная зарплата была 80 латов. Я получал 100 латов с учётом бонусов за продажи. В целом денег не хватало. Тем более, я был молод. Хотелось купить жёлтый Мицубиси», — улыбаясь, вспоминает Антон. Это было время, когда за границу уехало много его друзей и знакомых. Причем, на слуху была только одна страна – Великобритания. Агентства по трудоустройству тоже отправляли преимущественно в Англию. «Я насмотрелся на всё это, и тоже – в бой».

Домой с 15 фунтами в кармане

Первый раз Антон в поисках работы обратился за помощью в агентство. «Мы приехали в Англию, а работы нет. А нас 17 человек в трёхкомнатном доме. Стали сами искать работу – звонили знакомым, в агентство. В итоге я устроился на фабрику на упаковку курицы, заплатив человеку за трудоустройство 80 фунтов», — рассказывает Антон. Работа на фабрике напоминала рабовладельческий строй. «К нам домой приезжали злые большие смуглые бородатые дядьки и говорили: «На работу!». Я — им: «Я сегодня уже отработал». А в ответ: «Нас не волнует. А не то зарежем»», — рассказывает Антон. Платили мало — 3,5 фунта в час. Очень быстро Антон сбежал с такой работы. Затем он недолго поработал на упаковке яблок и спустя три месяца вернулся домой с 15 фунтами в кармане.

В Даугавпилсе Антон снова устроился на работу в магазин бытовой техники. Планов уезжать не было, пока не позвонил друг, предложив работу в отеле. Через несколько дней Антон улетел в Великобританию.

Отель находился в городе Плимут на территории заповедника. Два месяца Антон занимался уборкой комнат. Затем ему предложили стать официантом. Он согласился. «В школе я учил немецкий язык. Кое-что на английском знал из компьютерных игр. Меня отправили в ресторан и сказали: «Иди к столу, принимай заказы. Вот тебе меню». Я встал в угол и говорю: «Я не пойду, я не понимаю, что они говорят». Меня силком, силком, силком. Два-три месяца меня силком туда бросали и в итоге научился. Выбора не было», — вспоминает Антон.
Имея бесплатное жилье и трёхразовое питание при отеле, Антон позволял себе тратить зарплату на хорошую одежду, развлечения, машину. Возвращаться в Даугавпилс мужчина на планировал.
Вскоре Антон пошёл учиться. Сначала за компанию с другом он прослушал обучающий курс по бизнес администрации. «Как-то в газете я увидел, сколько в Англии зарабатывают IT инженеры – 40 000 фунтов в год. Я загорелся, подал документы в вуз и получил высшее образование», — говорит о своём следующем шаге Антон. После окончания вуза и получения необходимых сертификатов он планировал сменить работу. Антон проходил собеседование на должность IT-специалиста в школе, когда неожиданно уехал в Латвию.

Видеоинтервью с Антоном



Видео: Евгений Ратков.

О радости возвращения и минутах отчаянья

«В какой-то момент я перестал понимать, зачем мне нужно стремиться к чему-то. Семьи и друзей рядом не было. Я зарабатывал, мог себе позволить что-то купить, но в целом обстановка для меня была странной, не своей, не как дома», — делится переживаниями Антон, жизнь которого замкнулась между работой и учёбой.

«В Англии ты всегда будешь foreigner (пер. с англ — иностранец). Там очень часто можно услышать – f***ing foreigner. Это может звучать и в шутку, и всерьёз. И ты понимаешь, что ты там всегда будешь никем», — говорит мужчина, проживший в Великобритании пять лет.

В Даугавпилсе у Антона была девушка. И выбирая между стабильном заработком и отношениями, Антон выбрал второе.

Несмотря на то, что по возвращению отношения с девушкой не сложились, мужчина остался в Даугавпилсе. Он искал работу: «Я ходил по городу и оставлял свои CV». В итоге устроился программистом на швейную фабрику.

«Мне всё было в радость. Я знал, что это дом, семья. Я знал, зачем я вернулся», — вспоминает Антон свои ощущения в родном городе. Однако без отчаянья не обошлось. «Я получил зарплату — что-то около минималки. И она у меня моментально ушла. Тогда я упёрся головой в холодильник и стал думать – что делать. Позвонил в Англию на предыдущие место работы, меня позвали обратно». Но через три дня Антону предложили работу в телекоммуникационной компании, и он остался в родном городе.

В Даугавпилсе у Антона была девушка. И выбирая между стабильном заработком и отношениями, Антон выбрал второе.

Несмотря на то, что по возвращению отношения с девушкой не сложились, мужчина остался в Даугавпилсе. Он искал работу: «Я ходил по городу и оставлял свои CV». В итоге устроился программистом на швейную фабрику.

«Мне всё было в радость. Я знал, что это дом, семья. Я знал, зачем я вернулся», — вспоминает Антон свои ощущения в родном городе. Однако без отчаянья не обошлось. «Я получил зарплату — что-то около минималки. И она у меня моментально ушла. Тогда я упёрся головой в холодильник и стал думать – что делать. Позвонил в Англию на предыдущие место работы, меня позвали обратно». Но через три дня Антону предложили работу в телекоммуникационной компании, и он остался в родном городе.

О латвийской жизни с европейскими ценами

Своей нынешней работой в Даугавпилсе Антон доволен. «Я как-то в беседе сказал: «Чего вы переживаете? Нормально мы живём. Холодильник дома открываем, а он полный». А мне в ответ: «Но это, может быть, ты и твоя семья»».

По наблюдениям Антона, латвийцы научились жить в имеющихся условиях: «Сэкономят, съездят в литовский Lidl, купят что-то подешевле».

«Меня всё устраивает, потому что я вижу перспективу для себя. На происходящее в стране я не смотрю. Я полагаюсь только на себя. От государства помощи не жду. Думаю, наоборот, оно будет ставить всё новые преграды (например, повышение налогов)», — размышляет Антон. За границу теперь он поедет только в двух случаях – либо как приглашённый специалист по контракту, либо, если срочно понадобятся деньги.

— Как вы считаете, что должна предпринять страна, чтобы соотечественники стали возвращаться?

— В первую очередь, чтобы зарплаты и цены в магазинах были бы такие же, как в Англии. Тогда у людей не будет смысла там находиться. А может и будет… Ведь в Англии бесплатная медицина, социальная защищённость. Если это будет сопоставимо с другими странами… Не знаю, насколько это возможно в текущей ситуации.

Недавно вёз в аэропорт немца. Он живёт на юге в Германии. И он мне говорит: «Цены у вас в магазинах такие же, как у нас. Почему кофе у вас стоит два евро? У нас он стоит 1,5 евро!». А зарплата у них сами понимаете, насколько выше, чем у нас. Даже немец с его зарплатой удивляется, спрашивая – как мы тут живём?