Норвегия отличается от Латвии тем, что там нет очень бедных людей.


Алексей Маханов,

переехавший из Даугавпилса в Осло.

Алексей Маханов (35 лет) уехал из Даугавпилса в Осло (Норвегия) в 2008 году. За плечами были учёба в транспортном колледже на специалиста по логистике, высшее образование в сфере организации бизнеса, и пять лет работы в магазине оптики. Алексей был и техником, и продавцом. Пока не случился кризис 2008 года.

Какая разница – Рига или Осло?

«Официально нам не могли понизить зарплату. Но у нас была система бонусов. Вот её убрали. И получилось, что обрезали ползарплаты. Мне тогда было 25 лет. Ни семьи, ни детей – ничто меня не держало. И я спокойно поехал к другу в Норвегию», - рассказывает Алексей. «Если жить с родителями, зарплаты хватало, чтобы сходить, например, в кафе. Но не для того, чтобы снять жильё, завести семью», - объясняет мужчина.

В то время много друзей Алексея уехало. Друг, позвавший в Норвегии, жизнью в скандинавской стране был доволен, зарплата устраивала. Он работал в строительной фирме, там требовались работники.

«Можно было, конечно, перебраться в Ригу – там побольше зарплата. Но опять же – ты всё равно уезжаешь из дома, от друзей, т.е. по сути ты тоже переезжаешь. И смысл выбора - либо Рига, либо Норвегия – то же самое. Самолёты летают каждый день. Ты всегда можешь приехать», - продолжает Алексей. В Осло Алексей устроился на стройку подсобным рабочим. Затем получил лицензию на работу на экскаваторе, освоил бетонные работы.

Какая разница – Рига или Осло?

«Официально нам не могли понизить зарплату. Но у нас была система бонусов. Вот её убрали. И получилось, что обрезали ползарплаты. Мне тогда было 25 лет. Ни семьи, ни детей – ничто меня не держало. И я спокойно поехал к другу в Норвегию», - рассказывает Алексей. «Если жить с родителями, зарплаты хватало, чтобы сходить, например, в кафе. Но не для того, чтобы снять жильё, завести семью», - объясняет мужчина.

В то время много друзей Алексея уехало. Друг, позвавший в Норвегии, жизнью в скандинавской стране был доволен, зарплата устраивала. Он работал в строительной фирме, там требовались работники.

«Можно было, конечно, перебраться в Ригу – там побольше зарплата. Но опять же – ты всё равно уезжаешь из дома, от друзей, т.е. по сути ты тоже переезжаешь. И смысл выбора - либо Рига, либо Норвегия – то же самое. Самолёты летают каждый день. Ты всегда можешь приехать», - продолжает Алексей. В Осло Алексей устроился на стройку подсобным рабочим. Затем получил лицензию на работу на экскаваторе, освоил бетонные работы.

О Норвегии

В Норвегии Алексей зарабатывал в пять раз больше, чем в Латвии. «Нельзя сравнивать 1 000 евро в одной стране и 1 000 евро в другой стране. Это разные вещи. Цены разные. Уровень жизни совсем разный. 1 000 евро в Норвегии – это не 1 000 евро в Латвии. Это, может быть, в два раза меньше», - говорит Алексей.

Первое время Алексей скучал по друзьям, общению. Но помогли технологии. «Когда есть скайп, вайбер и фейсбук, никаких проблем с общением нет. И на сегодняшний момент друзей больше там, чем в Латвии. Всё-таки 10 лет прошло», - отмечает экс-даугавпилчанин.

Поначалу работа в Норвегии не была постоянной. Всё зависело от проектов: был заказ – была работа, не было заказа – приходилось ждать. Алексей признаётся, что были периоды, когда с деньгами было тяжело.

Жизнь между Осло и Лондоном

Возлюбленная Алексея тоже из Даугавпилса. Они были знакомы ещё со времён учебы в техникуме. Но отношения завязались, когда она уже жила в Лондоне, а он в Осло. «Я начал летать в Лондон, она ко мне. Был период, я год летал каждые выходные в Лондон. Покупал билеты на Ryanair. Они стоили 10 евро, если покупаешь за несколько месяцев. Я брал билеты на каждые выходные на полгода вперёд. И если получалось – летел».
Со временем такая жизнь надоела. У пары было три варианта: либо Алексей переезжает в Лондон, либо его возлюбленная в Осло, либо они вместе возвращаются в Латвию. «Супруга даже приехала в Латвию на какое-то время. Мы купили в Даугавпилсе квартиру. Но в итоге всё равно она уехала ко мне в Осло», - продолжает Алексей. Квартиру в Даугавпилсе они продали.
«Норвегия отличается от Латвии тем, что там нет очень бедных людей. 90% - это средний класс. Если в семье работает два человека, неважно кем – уборщиком, строителем, директором – финансовых проблем нет. Денег хватает, чтобы оплачивать все счета, можно откладывать на отпуск», - сравнивает Алексей.

О карьере

«Я ещё не закончил», - улыбаясь, отвечает Алексей на просьбу рассказать, как он сделал карьеру в Норвегии. Для начала он выучил норвежский язык. После пяти лет работы на стройке на разборе зданий, Алексей устроился в фирму, специализирующуюся на установке бетонных конструкций. «Мне предлагали прямой контракт с работодателем (не через агентство), хорошую зарплату, но я отказался. Я понимал, что если я подпишу контракт, то я на всю жизнь на стройке и останусь. А я не строитель. Я уже вёл разговоры с руководством насчёт офисной работы», - рассказывает Алексей, которому руководство фирмы дало шанс. Сейчас он руководит отделом по кадрам в строительной компании.

«Всё зависит от того, как ты смотришь на жизнь, и что ты делаешь. В 2015 году у меня сильно болела спина. Я около пяти месяцев провёл на больничном. За эти пять месяцев я закончил курсы норвежского, сдал на права, прошел курсы экскаваторщика. Я понимал, что надо что-то менять. Есть ребята, которые проводят год на больничном (социалка в Норвегии работает хорошо), но они приходят через год и они на том же уровне. Они оттусили у себя дома в Литве, Польше или Латвии, и опять возвращаются к тому, с чего начинали», - делится своими наблюдениями Алексей.

Видеоинтервью с Алексеем



Видео: Евгений Ратков.

О Даугавпилсе

Алексею нравится, как визуально меняется Даугавпилс. «Мне нравится так же крепость или стропской пляж. Всё это хорошо. Другой вопрос – это не приносит городу деньги. У нас нет производства. То, что вложили миллионы в новую развязку, это хорошо. Но это не завод, который может производить денежный поток. Это только освоение фондов. Конечно, их надо осваивать, но это не даёт городу будущее», - считает Алексей. В Даугавпилс он приезжает каждый год, чтобы навестить родных.

О Даугавпилсе

Алексею нравится, как визуально меняется Даугавпилс. «Мне нравится так же крепость или стропской пляж. Всё это хорошо. Другой вопрос – это не приносит городу деньги. У нас нет производства. То, что вложили миллионы в новую развязку, это хорошо. Но это не завод, который может производить денежный поток. Это только освоение фондов. Конечно, их надо осваивать, но это не даёт городу будущее», - считает Алексей. В Даугавпилс он приезжает каждый год, чтобы навестить родных.

О возвращении

«Сейчас это невозможно. Если только лет через 15. Сын уже в 8 классе. Пока он не закончит учиться, мы уже не приедем», - отвечает Алексей на вопрос о возможном возвращении. В Норвегии другая система образования. И вернувшись, ребёнок не будет соответствовать своим сверстникам в Латвии. «Не будет обсуждать – что лучше, что хуже. Наверное, в Латвии школы сильнее. В Норвегии до 7 класса – это начальная школа. Им дают детство. И потом смотрят – если ты сильный в математике, то отправляют на более интенсивное обучение точным наукам, если в языках – то предлагают другую программу. Не каждый там будет учить тригонометрию, как мы учили в школе».
- Что должно произойти в городе, чтобы вы вернулись?
- Это нереально. Скорее нужно переформулировать – что-то должно произойти в Осло, что подтолкнёт нас к переезду, чем что-то произойдёт здесь.

Перед отъездом Алексей принял гражданство Латвии (его родители переехали в Даугавпилс в 80-ых годах). Теперь в его планах сменить латвийское гражданство на норвежское.